О первой любви

 

Каждый из нас помнит того человека, при знакомстве с которым впервые что-то щелкнуло внутри и мир стал совершенно другим. Каждый помнит то неведомое ранее чувство под названием «Первая Любовь». Как правило, она приходит к нам в детстве и заставляет делать первые в нашей жизни нелепые поступки. Чаще всего это случается в детском саду. Кто-то дарит девочкам одуванчики, кто-то дергает за косички, кто-то нещадно лупит палкой в качестве проявления симпатии. В детском саду я, в основном, спал и кидался кубиками в друзей, и мне было не до девочек.
 
Закончились счастливые годы детского садика и начались 11 лет (в моем случае 9) ада – я пошел в школу. В классе девочек было очень много, но с ними я особо не общался, так как все они были не в моем вкусе, но если начиналось «общение», то в школу сразу вызывали родителей. Так я доучился до третьего класса. Однажды, по непонятным мне (до сих пор) причинам, я стал ходить на лечебную физкультуру в Детский Реабилитационный Центр, что на улице Дикопольцева, там-то меня и накрыло.
 
Во время очередного занятия, наш «фитнес-тренер» попросил нас сесть на лавочки, чтобы представить нам пополнение. Через мгновенье на пороге появилась бабуля и девочка в шубе, трэшовой кроличьей шапке и валенках. Бабуля помогла девочке раздеться и распутать зацепившуюся за джинсы резинку от варежек. Раздевшись, девочка вышла в центр зала и её нам представили. Её имя я не расслышал, так как обсуждал с Вадиком более важные дела.
 
После начала занятий все, кроме новенькой, разбились по парам. «Тренер» позвал меня и заставил заниматься с девочкой. Я подошел к одиноко сидящей на лавочке девчуле и прокартавил «Вставай, расселась она». Девочка сняла с себя валенки и подняла на меня взгляд…
 
Прошло около трех минут, а я до сих пор стоял не в силах пошевелиться и что-либо произнести. Я просто стоял и смотрел на нее. Её карие глазки, волнистые волосы, заплетенные в ужасную косу, и милые канапушки похитили мой разум. Кто-то вернул меня к жизни, и мы пошли заниматься лечебной физкультурой. До конца занятия я не произнес ни слова, а просто пялился на нее. После занятия за мной пришла бабуля и забрала домой. По дороге домой меня продуло и я сильно заболел. Маме пришлось взять больничный, чтобы лечить меня. Около двух недель я не ходил в школу из-за болезни, и это очень сильно тревожило моих родителей. Я тоже желал скорейшего выздоровления, но цели мои были иными. Мне хотелось как можно скорее вернуться на лечебную физкультуру, чтобы увидеть ЕЁ.
 
Казалось, что прошла целая вечность, но вскоре я был здоров и день долгожданной встречи настал. По пути на занятия я попросил бабулю купить мне пирожное, чтобы угостить ЕЁ (конечно же, бабуле я этого не сказал). Поднявшись на этаж, я ворвался в зал не поздоровавшись и стал взглядом искать ее. Вадик, Дима, пухлый нанаец, девочка без зуба – в зале были все, кроме неё. Как я узнал позже, её курс занятий закончился и она больше не придет. Природная брутальность не позволила мне заплакать, и поэтому я решил выпустить эмоции, ударив своего друга Вадика. Вадик был крепким парнем, но карате из нас двоих занимался только я, поэтому мой лоу-кик вызвал у Вадика дикую истерику. После непродолжительной беседы с бабулей, руководитель Центра досрочно прекратил мои занятия. Я совершенно не переживал, так как смысла в посещении этого места я более не видел.
 
На следующий день я рассказал своему однокласснику Саше обо всех своих душевных страданиях, о болезни, Вадике, и попросил совета. Саша ранее с подобной проблемой не встречался и ответил «Не знаю, Сань. Пошли побегаем». В коридоре бегала вся начальная школа. Был у нашего поколения такой прикол – тупо бегать. Иногда играли в «сифу» и прочие активные игры, но чаще просто бегали.
 
Из-за подавленности бегать я не хотел. Хотелось либо увидеть ЕЁ, либо еще раз ударить Вадика (хотя имя жертвы было не принципиально). Я решил подождать начала урока на лавочке. Подойдя к ней, я увидел девочек из 3«А», которых мы не особо любили из-за их завышенной самооценки. Я разогнал их всех, кроме одной, которая сидела ко мне спиной. Я решил не делить одиночество с ней и попытался ее прогнать. Я похлопал ее по плечу, она обернулась. Прошло около трех минут, а я до сих пор стоял не в силах пошевелиться и что-либо произнести. Я просто стоял и смотрел на нее. Ее карие глазки, волнистые волосы, заплетенные в ужасную косу, и милые канапушки вновь заморозили меня.
 
«Марина, пойдем скорее! Урок начался!» — кричали ей маленькие принцесски-одноклассницы, пытаясь нас вновь разлучить. Она встала и пошла на урок, а я остался стоять на том же месте, провожая ее взглядом. Перед тем как скрыться за дверью, она обернулась, несколько секунд посмотрела на меня и вошла в кабинет. В ту же секунду перетряхнуло от конской дозы эндорфина, серотонина и, возможно, даже тестостерона, выброшенного в мою кровь — «Вот она! Здесь! В моей школе! В соседнем кабинете!».
 
Ворвавшись в класс, я обнял Санька и заорал «Саня, она здесь! Та самая! Ну, которая та! Ну я говорил! Марина называется!». В тот день я получил максимально возможное количество красных печатей в дневнике (у нас так обозначались оценки «отлично»), а на тренировке вечером даже напросился в спарринг с толстым Ромой и навалял ему. Родители были поражены тем, с каким стремлением я просыпался в школу, а бабуля перестала меня туда провожать, так как она не могла угнаться за мной – я туда фактически бежал. Каждую перемену я выходил в коридор и «залипал» глядя на нее.
 
Через пару недель Санька спросил у меня «Ну, и что дальше?». Дальнейшего плана действий я не имел, так как считал свою миссию завершенной. Посовещавшись, мы решили написать ей письмо. Я решил не травмировать детскую психику возлюбленной своим почерком и попросил одноклассницу Олю написать письмо за меня. Разумеется, мы не сказали истинного назначения данного письма и попросили оставить сверху место для имени. Я еще в детстве отличался особой «гениальностью», поэтому, дописав имя, я завернул письмо в другой листочек и попросил эту же Олю отнести его в кабинет, где сидел 3«А».
 
Кто же знал, что Оля была хорошо знакома с этой девочкой. Выйдя в коридор я увидел Марину и Олю, хихикающих вместе. Заметив меня, Оля окликнула Марину и тыкнула пальцем в мою сторону. В стиле Маски я метнулся в кабинет и следующие несколько дней выходил из него только после уроков, всячески избегая выходов в коридор на перемене (приходилось даже отказываться от чая на обед). Когда я все же поборол себя и вышел в коридор, Марины там не было – она заболела. По подписи на рисунке, размещенном на доске с расписанием, я узнал ее фамилию. Успокоив себя тем, что раз у нее почерк еще хуже, чем у меня, а это значит что я круче (как мне в голову вообще могло прийти такое), поэтому я решил подойти и заговорить с ней.
 
Беседы у нас не получилось, так как мое красноречие мгновенно атрофировалось при виде ЕЁ. Окончив третий класс, мы сразу же перешли в пятый и покинули «детскую резервацию». Теперь мы учились в одном блоке со старшеклассниками и считали себя довольно взрослыми людьми. Я стал очень редко видеть Марину и со временем ступор сменился безразличием. Она была такой же красивой, но безумный восторг куда-то пропал. Через год у меня появилась девушка и мы вроде как встречались (это так мило^^), а еще через год меня выгнали из школы и наши секундные встречи прекратились вовсе.
 
Уверен, подобная история есть у каждого и невозможно не улыбаться, вспоминая всё это. Даже сейчас, спустя много лет, я умиляюсь, восстанавливая в памяти картинки тех беззаботных и счастливых детских лет, посмеиваясь над собственной скромностью и нерешительностью. Тогда все было действительно искренне и без фальши. Девственно-чистые детские чувства, эмоции, переживания. Вспомните и Вы свою Первую Любовь. Вспомните те времена, когда все было по-настоящему. Вспомните и улыбнитесь.

 

Всем Любви и Добра

Последние публикации:

 

Новости от партнёров

Загрузка...